January 12th, 2017

Итоги 2016. Коньяк. Разочаровавшее.

Очень не хочется быть сразу не понятым адекватно. Ниже - очень приличные коньяки, все как один - представители когорты знаковых напитков, можно сказать, практически не кривя душой, что все они относятся к высшей коньячной лиге. И действительно, на мой непрофессиональный взгляд, все они по своему хороши (даже совсем уж приниженный мною Обусто реально вполне съедобен, особенно если дать ему как следует подумать над своей органолептикой на открытом воздухе). Но. Мои ожидания от этих напитков (очевидно - вполне оправданные, ну, может быть, чуть-чуть личностно преувеличенные, да, слаб человек, ведется на статус, регалии и красивое оформление...) совершенно точно не оправдались при встрече с ними. О чем и хочу поделиться с читающими эти записки. Коньяки, в отличие от понравившихся, перечислены в обратном порядке. Т.е. худший - последний.



Collapse )

Итоги 2016. Коньяк (и не только). Миллезимы.

Миллезимные коньяки – это что-то совершенно не от мира сего. Ну, действительно, смысл профессии Мастера Коньячного Погреба – в магическом колдовстве над рецептурой очередного купажа. Где-то сродни профессии алхимика. Результат этой работы может быть совершенно различным. В подавляющем большинстве случаев (особенно это касается самых крупных коньячных Домов с продажами по всему миру) мастерство хозяина погреба направлено на сохранение органолептики конкретной коньячной марки от выпуска к выпуску. Ну, действительно, часто ли потребители коньяка задумываются над тем, когда выпущена конкретная бутылка, например, Hennessy XO, непосредственно сейчас открытая для потребления (есть, разумеется, отдельные исключения, только подчеркивающие это правило). Весь маркетинг Больших Домов строится на том, что шот их конкретного продукта должен имеет максимально стабильный органолептический профиль не только независимо от места потребления, но и от конкретного лота (т.е. даты розлива). Именно этого требуют маркетологи больших коньячных марок от Мастера Погреба. Разумеется, есть и эксклюзивные задачи – создание уникальных лотов, выпускаемых ограниченными как правило партиями, иногда по случаю, чаще – для снобов, богатеев и знатоков J. Но опять таки, органолептика этих лотов не отдана на откуп матери-природе, а есть результат кропотливой работы Мастера над марьяжом десятков, а то и сотен разнообразных спиртов. Т.е., по определению, миллезимность ну никаким боком не имеет отношения к общепринятой технологии коньячного производства. Тем не менее, коньяки одного года урожая редко, но появляются в коньячном мире. Принято считать, что это – дань производителей коньяка уникальному качеству спиртов конкретного урожая. У знатоков коньячной технологии это утверждение, как правило, вызывает понятную снисходительную улыбку, но за неимением лучшего объяснение приходится верить. Ну, действительно, не существует официально подтвержденных данных о качестве коньячных урожаев разных годов, ибо это противоречит самой идее коньячного купажа (если такие данные вдруг где-то есть – буду благодарен знатокам коньяка за соответствующую наводку). Мне кажется, что более правдоподобным выглядит мнение о том, что Коньячные Дома с завистью смотрят на своего южного соседа (гасконский арманьяк) и совсем не прочь поиграть на его достаточно успешной рыночной территории. У меня есть еще одна версия, документально практически ничем не подтверждаемая, но имеющая целый ряд косвенных улик. Предполагаю, что определенная часть миллезимных коньяков носит «бастардный» характер, т.е. ими стали те спирты, которые в силу ряда причин (среди которых могут быть как низкое качество продукта, так и действительно уникальный их характер) не нашли своего места в стандартных купажах, были забракованы Мастером Погреба и определенным образом «забыты» в бочках или донжонах до лучших времен, а позже выброшены на рынок по причине невозможности их дальнейшего хранения. Во всяком случае, интригующее распределение некоторых миллезимных коньяков по мировым рынкам дает право на существование такой версии.

В любом случае – коньячные миллезимы существуют, почему бы и не прикоснуться к их уникальности. Вот что у меня получилось в прошлом году (плюс один старый арманьяк с коньячными корнями для компании). А получилось – очень здорово!



Collapse )