el_gorra (el_gorra) wrote,
el_gorra
el_gorra

Categories:

Как я стал сэром. Пусть – ненадолго.

При подготовке к долгожданному отдыху были немало удивлены строгостью предполагаемого дресс-кода в ресторане отеля. Чуть ли не бальные платья у дам и бабочки в нужных местах у остальных. Супруга почти в нокаутном состоянии выгребла все свои одевальные заначки (и не только свои – но и немереное наследство от многочисленных родных и совершенно потусторонних бабушек), тщательному рассмотрению с задумчивыми позами перед зерцалом подверглось всё это дамское счастье – от полупрозрачных неглиже (как бы греческих туник) до боярского вида тяжеленных сарафанов. Даже подвергнутое тщательному стилистическому секвестру отобранное богатство не собиралось помещаться не то, чтобы в походные сумки, но и обратно в шифоньерные закрома, хотя бы и не полностью. Мой гардероб, разумеется, всерьез не рассматривался: «Бабочка так бабочка, места много не занимает», – сказала, как отрезала. Чему я, привыкший в теплых местах к форме одежды №0 (семейные труселя в скатку через загорелое плечо), был несказанно рад и с чувством перенесенной на плечи любимой всей ответственности занялся разработкой стратегии винных интервенций.

Аэродинамическое перемещение тел в пространстве от места постоянного проживания к месту скоропостижного отдыха помню смутно. На самОм этом месте выясняется, что не так уж всё ужасно с дресс-кодом, просто просят в ресторан приходить одетыми непринужденно, но празднично, как бы с претензией. «Смокинг на голое тело!» – пронзило внезапное озарение. But no smoking, вот не позаботилась о смокинге моя благоверная, будучи вся в думах о своём, о женском… Пришлось довольствоваться гардеробным минимализмом, прикрыть банальности которого решил стремительностью движений и отточенностью манер. В ресторан врывался с первым звонком, стремясь занять стратегически главенствующий столик, дабы ястребиным взором из-под кустистых седых бровей не только внимательно отслеживать суетливые передвижения ресторанной челяди жуликоватого вида, но и рентгеноскопически прощупывать содержимое корсетов прибывающих к трапезе пышнотелых дам. Громко и с удовольствием читал нараспев меню на двух языках, блюда подбирал по фонетическому созвучию, типа карпаччо к гаспаччо.

В первый же вечер с заказом вышел конфуз, давший повод подчеркнуть серьезность моих трапезных притязаний. Челядь весьма убедительно делала вид, будто она не понимает мой классический английский, хотя я и очень старался. Один только душка-метрдотель (пиратская родословная которого многозначительно отразилась в погонялове Сильвестр – я хорошо писал об этом персонаже уже раньше), ловко объясняющийся одновременно на десятке наречий, легко нашел и со мной общий язык – тот самый универсальный язык, который обязаны понимать в любом уважающем себя захолустье – типа безотказного «цвайн бьянко пива плиз». Но и он видно что-то попутал. Официант с библейским именем Давид, ослепительно сверкая в мою сторону сороказубой улыбкой, принялся в десятке шагов от нас священнодействовать с бутылкой белого вина (а заказан был местный пино нуар). И хотя я всячески делал в его сторону вопросительное выражение лица, морщился, скрежетал зубами и семенил бровями, Давид, запредельно широко улыбаясь, направился в нашу сторону демонстрировать вино, только полностью завершив его вскрытие. Моё твердое британское «найн» сработало как выключатель – щёлк – и с мгновенно погасшей давидовой улыбкой добрая половина ресторана погрузилась в печальную полутьму. Даже негромкая музыка застряла на протяжной минорной ноте… Ситуацию спас капитан Сильвестр, прошипевший что-то испано-непечатное поникшему Давиду и сочинивший в пределах нескольких напряженных секунд душещипательную историю о непредвиденном созвучии имен двух вин (в названиях которых, промежду прочим, не было ни одной одинаковой буквы). Сделав вид, будто искренне верю, принял железное внутреннее решение пристрастно проверять счета.

Которое и оправдало себя уже через пару дней. Цена отведанного в этот вечер белого вина в счете превышала указанную в винной карте на пять еврорублей (я человек не злопамятный, но цену вина помню годами, почему-то). Попросил взад винную карту – челядь заметно напряглась. Остро отточенным ногтём заскорузлого мизинца строго указал оробевшей прислужнице на вопиющее документарное несоответствие. Последовавшее затем суетливое броуновское движение ресторанного персонала выдавало нарушение заведенного порядка вещей: вокруг счёта и винной карты был срочно собран консилиум в стиле «Что? Где? Когда?» во главе с нахмуренным Сильвестром, выдавались, обсуждались и отвергались многочисленные версии произошедшего, компьютеризированная касса выдавала чек за чеком, которые с неизменными криками отправлялись в мусорницу. Обслуживание клиентов практически остановилось, атмосфера накалилась. Впрочем, недобрые взгляды в мой персональный адрес одной части публики с лихвой компенсировались одобрительными улыбками другой – прожжённые отдыхающие предвидели неожиданное развлечение и уже готовы были делать ставки на результат. Я сидел с гордо выпрямленной спиной, почти не фальшивя насвистывал сквозь губы, привычно сложенные в аристократическую полуухмылку, подходящую как нельзя к случаю григовскую «В пещере горного короля». Команда Сильвестра пришла наконец к общему знаменателю и, построившись свиньей, выступила в направлении нашего столика. Речь предводителя была пространной и витиеватой, содержала сложносочиненные обороты и отсылала к античным авторам. Смысл выступления сводился к ошибке их электронной бухгалтерии (яти её бухгалтерскую маму!), нагло и подло подсунувшей в счёт столь уважаемого клиента вместо потребленного им белого одноименное красное вино. Вершиной прохиндейста данного софтверного шедевра (дальнего, но достойного родственника родной 1С!) было то, что он, этот шедевр, стоя на неусыпной страже прибыльных интересов отельных собственников-буржуев, никак не желал убирать из проведенного счета уже пробитое вино (списано со склада, разлито по стаканам, выпито до дна, тара сдана для утилизации, пробка разрезана на поплавки, дЕбит не на шутку сошёлся с крЕдитом, а вы тут мелочно хотите вернуть всё взад?). Как усыпить бдительность такого цербера и вернуть клиенту незаконно изъятые у него финансовые средства? Мозговым штурмом всего ресторанного штатного расписания было найдено гениальное гастрономическое решение, обходящее несговорчивость упертого программного продукта и восстанавливающее историческую справедливость – в счет к якобы потребленному мною красному было добавлено реально испитое белое с одновременным предоставлением мне, как завсегдатаю их пятизвездочной богадельни, разовой персональной скидки в размере стоимости бутылки виртуального красного. Именно так и было изложено в торжественно врученном мне новорожденном счете. Вставал, аплодировал, долго благодарил, хотел всплакнуть на груди у Сильвестра, но передумал. Вместо чаевых долго жал руки всем участникам театрализованного действа.

Несмотря на то, что все радостно улыбались, а некоторые даже снизошли до извинений, кто-то из служек явно затаил недоброе. А может это шедевр софтверной мысли все-таки посчитал себя оскорбленным и решил мелко отомстить. Как бы там не было, а счет за ужин следующего вечера был вдвое обширнее, содержал неизвестные мне фискальные подробности, мелкие цифры после запятой и отдельно выделенный НДС (VAT на местном наречии). Не зря видно я иногда, как бы невзначай, распахивая френч, демонстрировал окружающим заткнутые за кушак мои бывалые боевые счёты с черепами мелких грызунов вместо костяшек…

Но это всёприсказка. Антураж, общий фон, состояние отдыхающей широкой души. Надо сказать, что обращались ко мне в ресторации обычно вполне традиционно – мистер или просто сеньор. Дважды я был «кабальеро» – это когда ресторанная цена заказываемой бутылки вина переваливала за определенную границу. Но апофеоз случился в предпоследний вечер. Человеческий ли это фактор или отельная бухгалтерская прога дала слабину, но преподнесенный счет содержал ровно на одно блюдо меньше реально нами употребленного. И хотя та рыба и не была кулинарным бриллиантом, я не привык к халяве, о чем было с достоинством указано срочно призванному к ответу Сильвестру. Когда до последнего дошло, в чём собственно дело (счастливый клиент не дал дёру с зажатым в зубах счётом), сильвестровы глаза сделались неестественно круглыми, а посиневшие губы прошептали «Thank you, sir!...» Счет был мгновенно обновлен (прибавлять – не отнимать, это та самая программуля завсегда-пожалуйста), челядь выстроилась во фрунт петь аллилуйю, а обращение персонально ко мне «сэр» не сходило с уст до конца этого благородного вечера. Чувство собственного рыцарского достоинства приняло почти реальные очертания: несколько раз искал между ногами верного Росинанта, поправлял многозначительно несуществующие ножны с двуручным мечом, выходя из ресторана под гром литавр сильно наклонил голову, чтобы остроконечным шлемом не сбить косяк входной двери.
Subscribe

  • Итоги 2019. Португалия.

    Португалии было тоже не очень, чтобы много, большинство выпитых уложилось в мое понимание португальского виноделия. А рассказать хочется только о…

  • Итоги 2018. Португалия.

    Ну, что ж, пора, пора поделиться свежими алкогольными впечатлениями, тем более, что немногочисленные друзья следят и даже как бы напоминают. Что…

  • Итоги 2017. Португалия.

    Возвращаемся в Европу… Португальских здесь всего пара. Нет, пилось несколько больше, но именно эти выпали из привычного образа. И я, если…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments